Год со дня митинга в Волоколамске

Год со дня митинга в Волоколамске

В истории современной России есть несколько вех, которыми можно отметить важные рубежи ее жизни.

Эту схему мне прислали 17 августа 2017 года
  • Путч — крушение Союза, 1991
  • Обстрел парламента из танков, 1993
  • Начало войны с Чечней, 1994
  • Дефолт 1998
  • “Курск” 2000
  • Южная Осетия, 2008
  • Протесты в Москве, 2011–2012
  • Аннексия Крыма, вторжение в Донбасс, 2014
  • Мусорные протесты в Волоколамске, 2018
  • Пограничные протесты в Ингушетии, 2018

Я мог проигнорировать какое-то событие, не включив его в этот список, но я описал маркеры, которые приближают конец чего-то огромного, неповоротливого и крайне токсичного. Для кого-то это огромная машина авторитарной власти, для других государство, больше века отстраиваемое на вранье. Я вижу и то, и другое. Другие события — совсем не гвозди в гробу для давно уже дряхлеющего туловища, которое местами подкачано ботоксом, и его друзей-паразитов.

Волоколамск стал таким гвоздем, я в этом не сомневаюсь. Потому что впервые жители столичного региона почувствовали чем на самом деле пахнет лицемерие и чудовищная коррупция — сатанинским сероводородом.

ДОЯДРОВСКИЙ ПЕРИОД ВОЛОКОЛАМСКА

Вот этот твит я нашел еще до митингов. Он мог бы раствориться в массе другого информационного биоматериала, который источала региональная власть, но я его сохранил.

Благодарность губернатора Воробьева, публично выраженная коллективу полигона “Ядрово” показывает уровень проникновения региональной власти в мусорный бизнес. Можно только догадываться, что вместе с такой благодарностью пришли и дополнительные нагрузки на полигон, и это в конечном итоге привело к всплеску протеста в Волоколамске.

Волоколамск всегда был особенным городом… Лично я всю жизнь считал его (и считаю до сих пор) каким-то бестолковым в плане организации застройки, движения транспорта и так далее. Обеденные перерывы во всех магазинах отменили лишь года четыре назад. До этого с 13 до 14 часов город воинской славы вымирал. Я своим провинциальным сознанием совершенно не понимал как можно ехать из центра города до его вокзала двадцать минут на автобусе. Да и много чего еще мне казалось ненормальным в этом городе…

Но у Волоколамска есть одно очень важное преимущество и, одновременно, существенное отличие от прочих городов — его жители.

Казалось бы, 101-й километр это как раз и есть Волоколамский район, и это обстоятельство тоже оставило свой след. Но прежде всего, Волоколамск — это магнит для историков, для представителей интеллигенции и, не знаю чем это объяснить, эти люди всегда обладали большим авторитетом в городе.

Ко всему прочему, воспитанием властей Волоколамска с начала второго десятилетия этого века плотно увлекся весьма упрямый человек, с крайне нестандартным типом мышления. Он понимал что есть гражданское общество и зачем оно требуется, как гражданские и политические права влияют на качество жизни местных жителей. Это все было им вынесено из предыдущих исторических вех — например с Болотной площади 6 мая 2012 года.

Он без какой-либо спешки, методично учил местную власть, что нужно согласовывать митинги, учил полицейских тому, что сам по себе выход на площадь города без согласования с главой еще не нарушение, разъяснял прокуратуре смысл и содержание деятельности по надзору за соблюдением законов. И многое другое. И многое — другим.

Учил не на лекциях за бюджетный счет, а как несмышленых щенков — дрессировкой. Получал незаконные отказ или решение, обжаловал через прокуратуру и суд. Добивался увольнения полицейских, которые считали резиновую дубинку основным символом своей власти над паствой, а не книжку с законом.

Этого человека и настоящего гражданина зовут Артем Любимов.

В итоге, к 2015 году (когда я присоединился к его команде) он мог похвастаться тем, что заместитель прокурора начинает рабочий день с прочтения его блогов и на их основании инициирует проверку, тем, что полицейский отказывается удалять жителей Волоколамска с заседания избирательной комиссии по требования заместителя главы района, поскольку это требование незаконно.

Именно благодаря этой длительной и методичной деятельности здесь в 2016 году прошли выборы мэра Волоколамска, которые удивили всех приехавших из Москвы наблюдателей. Они были законны, прозрачны и конкурентны. Просто по той причине, что власть эти выборы проиграла в суде этому человеку и прокуратуре. У власти не было своих кандидатов, а, значит, и необходимости нарушать закон подвозом избирателей, каруселями и прочими административными шалостями, не доступными для кандидатов от гражданского общества.

В дальнейшим победивший глава города Лазарев, не будучи связанным предвыборными обещаниями вышестоящему руководству, совершенно спокойно выступал на митингах, в эфирах “Эха Москвы” и в прочих СМИ, к которым все остальные муниципальные главы имеют доступ только через сухие релизы пресс-службы областного правительства.

ПЕРВЫЕ ВЫБРОСЫ СМРАДА

В марте 2017 года первые запахи полигона “Ядрово” стали проникать в Волоколамск и задерживаться там, доставляя сильный дискомфорт горожанам. Были направлены жалобы в прокуратуру, областное министерство экологии, в результате чего была организована проверка, подтвердившая огромное число нарушений — попадание фильтрата в реку Городня, отсутствие лабораторного контроля, и многие другие.

В администрации района на первые жалобы активистов отреагировали привычной болтологией.

1 апреля 2017 был организован первый митингс требованием о закрытии полигона и об отставке главы района Евгения Гаврилова, который мало того, что ничего не делал для защиты прав жителей Волоколамска, но и своими решениями незаконно предоставлял полигону земельные участки для его расширения.

14 октября 2017 года уже у ворот полигона “Ядрово” прошел второй митинг, в резолюциикоторого появилось требование об отставке губернатора Московской области.

Уже совсем не за горами были сильнейшие выбросы свалочного газа в двадцатых числах февраля 2018 года и первый по-настоящему массовый митинг, состоявшийся:

ТРЕТЬЕГО МАРТА. ВОЛОКОЛАМСКАЯ ВЕСНА

Еще за день до митинга мы сидели в офисе, в окружении табачного дыма перебирали сделанные в прошлом году антиядровские плакаты и на спор гадали сколько человек придет на митинг. Артем оказался ближе всех нас к истине - он сказал, что ждет не менее 500 человек. О том, что придет в десять раз больше мы узнаем только на следующий день.

Масштабам мероприятия я поразился еще на подъезде к центру Волоколамска — людская река текла по тротуарам. Припарковаться я не смог даже во дворах. В итоге бросил машину почти в километре от площади и пошел вместе с рекой.

Поднявшись на импровизированную сцену, которой служила лестница в здание районной и городской администрации, меня охватила дрожь.

Дело в том, что я никогда не был на массовых мероприятиях. Ни на каких. Я не знал, что огромное число граждан может представлять из себя такую силу.

И я искренне и очень сильно переживал за организатора митинга  -  Артема Любимова. Была пара моментов когда 5-тысячная толпа волоколамцев не пошла громить кабинеты чиновников только благодаря грамотному ведению митинга и спокойному голосу Артема.

Такое повторится только спустя несколько дней, когда у Ксении Собчак хватит ума начать колотить по воротам полигона и требовать их открыть. Толпа людей мгновенно решила сделать то же самое и двинулась на полигон.

За воротами многотысячной толпе разгневанных и разогретых Ксенией горожан противостояли около двадцати ОМОНовцев, дубинки и щиты которых могли в итоге оказаться в самых непредсказуемых местах. Я видел глаза Собчак и на долю секунды мне показалось, что испугалась даже она.

В этот момент перед воротами возник Артем. Поднял руку и всех остановил. Я уже не помню что именно он сказал в мегафон, но в итоге на территорию полигона прошла Собчак, начальник ее штаба Тимур Валеев и несколько корреспондентов. Угроза миновала.

Неизвестно чем бы для Волоколамска закончилось падение ядровского укрепрайона и травмы сотрудников Росгвардии. Я уверен, что мы этого не узнали только благодаря решительности (или безумию?) Артема Любимова.

Но тогда, 3 марта я не был уверен, что Артем справится. Просто не был уверен.

Вечером пошли новости про то, что на площадь Волоколамска в знак протеста вышла почти половина взрослого населения города. В изданиях, с которыми нам еще предстояло познакомиться ближе.

Позже…

Когда 21 марта десятки детей окажутся в больнице и разгневанные волоколамцы проводят губернатора градом снежков, а главу района Гаврилова (сначала) парой тумаков от больницы, а через 2 дня и в отставку.

Когда 30 марта внезапно пропал Артем и спустя несколько часов обнаружился в Истринском отделении полиции. Когда его за якобы не показанный паспорт отправили на 15 суток ареста (посмотрите за какой беспредел Александру Емельяненко на днях дали на 5 суток меньше и подумайте о независимости наших судов).

Уже потом будут и обыски в квартирах активистов, моих коллег и наших клиентов. Будут регулярные остановки меня гаишниками и досмотры машины.

Потом напуганный действиями силовиков протест повернет в радикализацию, когда волоколамские партизаны начнут пускать мусоровозы под откос и стрелять по ним из кустов, и власть поймет, что лучший способ решить эту проблему — перестать надеяться на пропаганду в СМИ и начать искать точки соприкосновения.

В итоге вместе за круглым столом на равных чиновники из области и активисты сократили число машин с мусором, определили и зафиксировали срок окончания эксплуатации полигона в 2020 году, а сейчас решают технические вопросы и проблемы благоустройства.

Тогда, 3 марта 2018 года Волоколамск меня поразил и дал надежду, что мы не позволим власти обращаться с нами как со стадом.

Но только Волоколамск.

18:58
161
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Войти с помощью
Авторизация